gallery/cinema_on[1]

м  о  н  т  а  ж

gallery/t3_meniu2

 

А. Каминский

Законы композиции на экране

 

Слово «композиция» происходит от латинского composition, обозначающего «сочинение, сопоставление, соединение, связь». В искусстве это слово означает соединение, сочетание отдельных компонентов в единое целое. Ключевое слово здесь – «единое». Разваливающаяся композиция как раз и приводит к нарушению целостности, «лоскутности» всей вещи.

Экранные искусства синтетически по своей природе, т.е. соединяют в себе массу элементов других искусств. Мы используем кадр – и он должен подчиняться законам композиции изображения. Используем звук – значит должны знать законы искусства, которое им занимается – музыкальной композиции. В основе наших вещей лежит драматургия, законы композиции которой разработаны в литературе. Действенная  природа, сочетание мизансцен и их развитие в пространстве и времени относит нас к театру – и т.д.

Познать все это было бы невозможно, если бы не простая истина: все законы композиции – не выдумка неких «маньяков формализма», а законы восприятия пространства и времени, ситуаций и объектов человеческой психикой. Они не выдуманы, а открыты. Не признавая этих законов, не соблюдая их вы будете воевать не с некими «правилами», а с самой человеческой природой – своей и зрительской. Как вы думаете, за кем всегда останется поле боя?

Более того, все законы композиции всех искусств абсолютно идентичны. Просто каждое искусство открыло,  разработатывало и формулировало те элементы, которые наиболее важны для сочетания в единое целое его элементов.

В общем виде мы можем сформулировать композицию, как законы соединения и сочетания элементов произведения в пространстве и времени в единое целое.

Недаром, в точно выстроенном произведении невозможно, без нарушения восприятия, а то и без его разрушения, поменять местами или изъять какие бы то ни было части.

Эта статья написана как конспект основ композиции – на более подробное изложение не хватит и всего пространства сайта. Да и нужно ли? Большинство практиков, даже из тех, кто никогда не открыл ни одной книги по композиции, рано или поздно интуитивно «натыкаются» на них. Для них важно только вывести в сознание то, что они уже интуитивно ухватили – это дает возможность осознанного выбора и просчета результата того или иного решения. А для тех, кто делает первые шаги, эта статья станет шагом к серьезным трудам и учебникам, посвященным этим вопросам. Здесь же – «выжимка» основных положений, сделанная практиком для практиков – «памятка на каждый день».

 

Законы композиции

 

Выстроенность произведения, композиционная целостность – самый существенный момент в его восприятии. К. С. Станиславский говорил о том, что искусство «зарождается с того момента, как создается непрерывная тянущая линия звука, голоса, рисунка, движения». Искусство выстраивания этой линии, по сути, и есть искусство композиции.

Значит, первый из законов любой композиции – закон целостности.

Закон целостности – приведение всех элементов произведения к единому целому, непрерывному  во времени и пространстве.

Выполнить условия этого закона помогает точно и внятно сформулированный авторский замысел. Одна проблема, одно ведущее предлагаемое обстоятельство, предмет борьбы, жанр и т.д., как раз и дают нам возможность привести все элементы фильма/программы к единой цельности, без которой вещь всегда будет разваливаться на отдельные эпизоды.

Но ведь не каждая деталь обладает ценностью. Детали могут дать нам ключ к считыванию ситуации или характера персонажа. А могут наоборот, загромождать ленту ненужными подробностями, запутывать восприятие, закрывать главное. В каком случае деталь оказывается жизненно важной, а в каком – лишней, всегда решает только сам автор.

Допустим, герой вашего фильма, имеет привычку сморкаться в платок как «иерихонская труба». Если вам нужно и важно показать его хамство – деталь эта, как одно из типичных проявлений хамства, будет весьма выразительна. Но если вы снимаете работу, где персонаж имеет другую ипостась, то эта деталь будет разрушать создаваемый вами образ (мало ли какая вредная привычка может случайно затесаться в характер?). А если персонаж выступает как функция, то будет привлекать внимание, акцентировать на его личном качестве, которое не имеет никакого отношения к истории, но отвлечет от основной линии.

Т.е. критерий здесь один – помогает ли конкретная деталь, ситуация, факт, действие и т.д. в создании нужной автору знаковости, важна ли она для раскрытия темы и доказательства идеи – или случайна, ничего не прибавляет, сочетается остальными элементами или наоборот входит с ними в логическое и/или художественное противоречие.

Поэтому, второй закон композиции – это закон типизации.

Закон типизации – отбор основных деталей происходит по принципу их типичности для данной ситуации или персонажа, как представителя какой-нибудь общности. Отобранные типичные элементы должны быть тождественны друг другу и общему замыслу.

Но если мы будем отбирать в персонаже или ситуации лишь некие типичные черты, то, в итоге, получим на экране, вместо живого человека и события, лишь некий свод общих мест, этакую наукообразную классификацию типичных признаков, не имеющих никакого отношения к художественному творчеству. Ведь каждый из нас интересен и ценен как персона, а каждая ситуация заражает нас эмоционально не как вариации общей схемы, а благодаря своим личностным качествам, которые зритель сможет соотнести с собственным опытом. Значит, отбираться должны не только типичные, но и характерные детали. Типизация не должна отметать или отодвигать на третий план личностных, индивидуальных черт, как это не редко происходило, например, в соцреализме. Поэтому третьим законом композиции является закон сочетания и сопоставления.

Закон сочетания и сопоставления– элементы, отобранные как типичные или характерные не должны противоречить друг другу и разрушать понимание их семантического – как смыслового, так и художественного – значения.

Но что будет, если мы отберем все детали по одному признаку? Что будет но если мы будет играть музыку, барабаня по одной ноте? Или писать картину одной краской? Музыка существует благодаря частотным и тембровым интервалам, а картина – разнице цветов и оттенков. И делать из живого человека абсолютно положительного или отрицательного во всех деталях и проявлениях персонажа (вы встречали таких людей в реальности?) – такой же «барабанный бой» по одной клавише.

Именно за это – и совершенно справедливо – были обруганы современной им, да и позднейшей критикой герои многих приключенческих романов 18 века (тот же Айвенго), и герои-супермены сегодняшних американских боевиков, и те же произведения соцреализма – в каждом из них, и героев, и злодеев мазали одной краской. Что, в итоге, приводило персонажа к некой схеме, этакому «роботу», набитому до отказа достоинствами или, наоборот, недостатками.

Более того, даже типичные черты никогда не бывают одноплановыми. Например, доподлинно известно, что немецкая нация, склонная к педантизму и сухому рационализму, при этом отличается самой что ни на есть примитивной (в нашем понимании, конечно) сентиментальностью. Чем более жесток, жаден и злобен реальный человек, тем более высокие оправдания – «общим благом» или «высшей справедливостью», – он будет находить своим поступкам (вспомните всех фанатиков, маньяков, «великих» преступников и их оправдания своих патологий стремлением к «справедливости», «всеобщему благу», «спасению страны» и т.п.). Больше всех хвастается своим интеллектом и познаниями во всех областях свойственно именно дуракам. «Все познается в сравнении» - говорили древние.

Этот сравнительный метод, свойственный человеческой психики в познании реальности, получили название Закона контрастов. Именно его имел в виду К.С. Станиславский, советуя, при создании любого персонажа, искать «дурное в хорошем и хорошее в злом».

Закон контрастов – сопоставляемые элементы должны, не нарушая законов «целостности» и «сочетания и сопоставления», быть контрастны, конфликтны по отношению друг к другу, подчеркивая, оттеняя диапазоном различий, разнообразием и сами элементы, и их различие.

Это касается каждого персонажа, и их соотношений друг с другом, и всех ситуаций.

Получается парадокс: закон типизации требует тождественности, а закон контраста – конфликтности и разнообразия. Значит, должна быть некий принцип, точка, приводящая их к согласию, к той самой целостности,  которую провозглашает первый закон композиции. Эта точка в композиции носит название Закона подчинения идейному замыслу.

Закон подчинения идейному замыслу– все элементы произведения должны подчиняться единому авторскому замыслу, сформулированному в идее произведения и цели его создания (сверхзадаче).

Еще раз напомню, что законы эти являются корневыми не только для искусства, но и для человеческой психики. А значит нарушение их – «уголовщина», как и нарушение юридического закона в социуме.

Но раз были открыты эти общие законы, значит существуют и некие приемы помогающие достичь требуемых ими результатов.

Об этом – в следующей статье.